предыдущая главасодержаниеследующая глава

1863

49 И. И. ШИШКИН - И. В. ВОЛКОВСКОМУ

Мюнхен. Зима 1863

[...] Даровитый господин, Бароти (Начало письма утеряно - о ком идет речь, неясно.) некий, его послали за границу, специальность его - животные. Мы с ним едем в марте месяце в Цюрих к Коллеру (Коллер Рудольф (1828-1905) -швейцарский живописец и гравер. Анималист, пейзажист, портретист.) учиться писать овец, коров и пр.

Черт знает, начал писать тебе письмо сейчас же по получении и вот до сих пор тянул, хотел что-то многое кое о чем писать и спросить, теперь забыл.

Ты спрашиваешь, скоро ли я пришлю картины; пришлю разве одну, и та еще не окончена до сих пор. Начато же целых 5. Некоторые опротивели, а другие не успеешь кончить. Занимался здесь кое у кого из пейзажистов, писал животных. По вечерам рисуем, я довольно нарисовал сепией и пером; немцы рот раззевают и говорят, что вам нечего у нас учиться и проч., и проч. гадости немецкие. Картина, которую я пишу, суть Сумерки в лесу - средней величины, в Елабугу. Хотел было начертить, да лень такая дьявольская, что просто не глядеть бы ни на что - не знаю, как кончу. (Рядом помещен очерченный набросок картины.) Должна бы быть порядочной. Собираюсь все послать вам кое-какие фотографии с моих этюдов и рисунков, да все собираюсь. Спасибо тебе, что отослал карточки отцу - он будет доволен - как ты адрес знаешь? Жандарму, т. е. моему брату М[ихаилу] Никол[аевичу], Подъячеву, напиши согласно моему прежнему письму, какие и есть ли то рисунки налицо, о которых я упоминал. Адрес ему через моего отца: И[вану] Вас[ильевичу] Шишкину. С переда[чей] и это сделай поскорее, он тебе ответит (нрзб), он может много кое-чего писать. А тебе на руку. Все годится. Не так ли?

Черт знает, не знаю ничего об участи альбома Ольховского. (Не установлено, какой альбом имеется в виду.) Беда, если нехорош, стыдно будет смотреть на белый свет. Гине, Джогину передай поклон и просьбу ответить на мои письма. Я жду с нетерпением, а то они меня здесь не застанут уже. (Конечно, мне их перешлют). Из Цюриха напишу адрес. Дни здесь совершенно как летние, но на улицах грязь непроходимая.

Кланяйся всем, а что Попов (Попов (Московский) Александр Павлович (1835 - не ранее 1889) - пейзажист. Учился в Московском училище живописи и ваяния и затем с конца 1850-х по 1861 г. в Академии художеств. В 1865 г. получил звание классного художника первой степени. Преподавал. На академической выставке 1862 г. А. П. Попов не участвовал, так же как и Д. В. Вележев.) и Вележев? Отчего их в указателе нет? Поздравь от меня Егорушку, я очень, очень рад, что он получил медаль - не знаю, за что, какая у него была вещь, дай ему бог счастья. (Речь идет об Ознобишине, который получил на экзамене 22 декабря 1862 г. большую серебряную медаль за пейзаж.) Ну прощай, пишу и сплю, давно 1-й час ночи, все и всё спит. [...]

50 И. И. ШИШКИН - И. В. ВОЛКОВСКОМУ

Цюрих. 4 мая 1863

Любезнейший Иван Васильевич,

Сажусь тебе писать, а лень страшная. Вследствие этой же самой лени я и не писал тебе на твое письмо, но теперь вижу твои упреки побороть себя - и, как видишь, пишу, только не знаю, исчерчу ли весь этот лист бумаги. Посмотрим под конец.

Черт знает как и быть, до сих пор я никак не соберусь послать в Академию картину - и верно останется до сентября. В настоящее время я имею 4 картины и ни одной из них не доволен, потому и не решаюсь послать их. Писано по большей части без натуры, и теперь, когда видишь натуру, то до того гадки кажутся мои вещи, что просто бы и не глядеть. Поэтому и по посылаю. А Академия, я думаю, побранивает порядком, да и за дело.

Здесь мы уже начали писать с натуры, но теперь погода гадкая, она нас загнала опять в мастерскую Коллера - там я копирую коров. Ну, брат, я теперь только узнал кузькину - то знать, каково писать коров. А особенно как они написаны у Коллера - не больно расскачешься. Вот, кто хочет учиться животных писать, то поезжай прямо в Цюрих к Коллеру. Прелесть, я до сих пор не видывал и не думал, чтобы так можно писать коров и овец. А человек-то какой - просто прелесть. Вполне художник в душе и на деле. Мастерская великолепная громада. На днях думаем писать с натуры корову. Вот уже более месяца, как мы у Коллера, а сделали почти ничего, строг очень он к работе. Да и нашему брату, пейзажисту, есть чему поучиться - такие, брат, этюды, что ахти. Человеческие фигуры и этюды голые, так пишет, что наши академисты и понятия не имеют. Па солнце фигуры в рост катает. Так же и коров, овец и прочую скотину. Да, брат, художник хороший - как посмотришь да подумаешь хорошенько, то так руки и опустятся, хоть и бросай все.

Ну, Джогин! Удирает штуку - нечего сказать, а впрочем, молодец, не трусит будущего, я так боюсь подумать об этом, и не могу себя никак представить, что когда-либо я буду женат. (23 апреля 1863 г. Джогин обвенчался с А. С. Елагиной.) Пожелай ему от всей моей души счастья и покоя. Увы! Джогин будет уже не тот; как пройдет годок, другой. Да! Странное дело, уезжал - Джогин остался одним, а приедешь - найдешь его другим и, пожалуй, не узнаешь, и с нашим братом бобылем, пожалуй, и знаться не захочет. А молодец, право молодец, еще сто раз пожелай ему счастья. Также, пожалуйста, передай от меня подобное желание и Анне Гавриловне (Так Шишкин ошибочно называет Анну Семеновну Джогину.) и поздравь также их обоих и Дарью Яковлевну. Я было хотел писать Джогину, да подумал, подумал, да и раздумал, до писем ли ему теперь и до нас ли. А ты брат Волкач, что же не послал мои карточки моему батьке или у тебя не нашлось отправить, или они потерялись на почте, или не знай что, но только они не получены. Подъячев скоро тебе пришлет статью Богатый лог на Каме, а ты, пожалуйста, нарисуй рисунок с моего, там их два, который больше тебе подходит, тот и рисуй.

Что это Гине-то в самом деле, что он там делает и не пишет, я ему писал, писал и бросил.

Ознобишину передай почтение и счастли[вого] пути; Якоби очень доволен тем, что он едет к нему в деревню, (Летом 1862 г. Ознобишин ездил в Казань к В. Н. Бекетову. Видимо, попутно оп заезжал в деревню Кудряково, Лаишевского уезда, Казанской губернии, где родился Якоби.) он хочет писать туда, чтобы его приняли там с подобающей честью. Кланяйся всем. Боголюбову, если он приехал. Черт знает, не знаю как быть, нужно писать в Академию о перемещении нашем в Цюрих, а писать без присылки чего-либо совестно, а денег недостает, вот и не знаешь, как быть, и пока оставляешь па произвол судьбы, что будет. Ведь вон и конец бумаги, браво. Итак, прощай, будь здоров и счастлив. Смотри, и ты не женись. В эти годы какое-то поветрие на женитьбу.

Твой Иван Шишкин.

Волкач, я тебе не франкирую письмо - в настоящее время не имею марок, авось найдешь чем заплатить.

51 И. И. ШИШКИН - Н. Д. БЫКОВУ (Быков Николай Дмитриевич (1812-1884)-петербургский коллекционер, собиратель произведений русских художников (обладавший, в частности, самым крупным собранием работ М. И. Лебедева). Почетный член Академии художеств с 1870 г., действительный член Общества поощрения художников. После смерти Быкова большая часть его коллекции была приобретена П. М. Третьяковым.)

Цюрих. Ноябрь, числа не знаю 1863

Милостивый государь Николай Дмитриевич!

Вы, я думаю, уже и побраниваете меня? Так долго ни слуху ни духу от меня. Но теперь приходит время, когда я должен Вас уведомить о том, где я и что делаю.

Странствуя там и сям, наконец, я теперь в Цюрихе занимаюсь в мастерской Коллера, художника, которого у нас в России еще не знают. Он пишет преимущественно животных, и пишет так, как я не видел, ни Роза Бонер, (Бопер Роза (1822-1899) - французский художник и скульптор. Анималист.) ни Троен, (Тройон Констан (1810-1865) - французский живописец. Пейзажист и анималист.) ни Браскас (Браскасса Жак-Раймон (1804-1867)-французский живописец и литограф. Пейзажист и анималист.) так не работали честно и правдиво. Словом сказать, художник великолепный, у которого есть чему поучиться, и я счел за нужное позаняться у него животными, тем более что мастерская у него представляет все удобства писать с натуры. Я у него уже второй раз. Первый - с марта но конец мая, потом я на лето уезжал в Горьо и там поработал вдоволь до половины октября, и теперь я опять у него.

Начал картину для Вас, (Перед отъездом в пенсионерскую командировку за границу Шишкин оставил Н. Д. Быкову следующее обязательство: «1862 года апрель 24 дня я, нижеподписавшийся художник Иван Шишкин, отправляясь за границу, принял от Николая Дмитриевича Быкова заказ написать ему картину из видов ландшафтов в Швейцарии или Италии по моему усмотрению, мерою в ширину 14 дециметров и в высоту 11 дециметров, картину прислать в С.-Петербург г. Быкову в 1863 году. Получить мне от него за картину семьдесят полуимпериалов золотом, в числе которых в настоящее время и получил тридцать пять полуимпериалов, по присылке же картины получить и другие 35 полуимпериалов за границей или кому я назначу к выдаче по моему уведомлению. Исполнить обязуюсь все сказанное свято и ненарушимо. Художник Шишкин». (Копия обязательства, написанная рукой Быкова, хранится в ОР ГИБ, ф. 861, ед. хр. 37, л. 1).) надеюсь, что понравится, ибо я себя приготовил довольно хорошо. Эта картина будет порукой моего занятия и успеха также и перед Академией, которая со времени моего отъезда не видала еще ничего от меня. На Вашу картину я употреблю все мои художественные силы. Помня Ваше желание иметь картину от меня в том же роде, как и первая, т. е. лес, но с животными и фигурами, в Вашей картине будет целое стадо коров. Одного я не мог выполнить - помнится мне, Вы желали пейзаж из Италии, но я еще там не был, а моя картина из Оберланда. Хотел было приложить к письму маленький очерк, но раздумал, на маленьком лоскутке ничего нельзя сказать, кроме одних линий, и потому я Вам пришлю фотографию с неоконченной еще картины и с этюда и кое-чего еще. Я бы мог сделать это и раньше, да думал привести картину в порядок более или менее. Через неделю пришлю.

Прошлую зиму начал картин много и ни одну не привел к концу, все не нравится и едва ли кончу - по правде сказать, вся зима, которую я провел в Мюнхене, в этой фабрике картин, была для меня мученьем.

Картина Ваша той же манеры, как и первая, (Шишкин имеет в виду одну из своих конкурсных картин 1860 г. «Вид на острове Валааме. Местность Кукко», приобретенную Н. Д. Быковым.) т. е. 11 и 14 дециметров. Я теперь за ней сижу целые дни, хочется поскорее покончить, для коров пишу отдельные этюды с натуры.

Надеюсь, Николай Дмитриевич, что Вы не будете в претензии, если картина моя будет у Вас но в 63, а 64 в начале, в конце января. За сим желаю Вам доброго здоровья, честь имею быть Ваш покорный слуга Иван Шишкин. [...]

52 И. И. ШИШКИН - И. В. ВОЛКОВСКОМУ

Цюрих. 14 декабря 1863

Любезнейший Волкач!

Лето прошло и вот уже половина зимы долой, а ни я, ни ты ни слова о себе. Я почти ничего не знаю об Академии и всех вас моих приятелей и знакомых. Как будто всякие источники для известий прекратились, а на поверку-то кажется, что с обеих сторон лень. [...]

Если что и мог узнать, то это от г. Клодта - жанриста, (Клодт Михаил Петрович (1835-1914) - живописец. Жанрист, писал также исторические картины. Учился в Академии художеств (1852-1861, с перерывом). С 1867 г. - академик. Член-учредитель ТПХВ. Преподавал.) который теперь в Мюнхене, там теперь Каменев, москвич, (Каменев Лев Львович (1833-1886) - живописец. Пейзажист. Учился в Московском училище живописи и ваяния (1854-1857). В 1857 г. получил звание неклассного художника, в 1867 г. - классного художника третьей степени, в 1869 г. - академика, Член-учредитель ТПХВ.) мы с ним целое лето жили в Оберланде.

Я опять в (черт бы его побрал) Цюрихе - у Коллера. Пишу теперь картину для II. Быкова, картина той же самой величины, как программа. Содержание ее: внутренность леса. Но уже не такая, как бывала у меня прежде. Чернолесья нет, а изволишь видеть: стадо коров, которые ближайшие не менее четверти. Не знаю, что будет дальше и как кончу, а теперь пока идет. (Речь, возможно, идет о картине «Стадо в лесу» (1864), находящейся в Гос. картинной галерее Армении под названием «В лесу» (размеры этой картины соответствуют указанным Шишкиным в письме). Работая над ней длительное время, художник мог отказаться от первоначального намерения изобразить коров крупным планом.) Я занялся серьезно изучением животных и здесь так удобно заниматься этим, как нигде, по вечерам рисую с этюдов коров и овец, пейзажем вечером теперь почти не занимаюсь, начал было большой рисунок пером и отставил до времени.

Черт знает, нужно писать отчет Академии, а лень, скука такая: да к тому же и картина не поспеет ко времени.

Хочу снять фотографии с начатой картины и с этюдов, а этюды у меня есть большие и, кажется, не дурные.

Только вот беда, нет здесь хорошей фотографии - все дрянь страшная и дорого, а нужно будет пробовать, и я пошлю в Академию с отчетом. На этот раз я тебе пишу очень мало и не до того, почти никаких вопросов и запросов. А все-таки ты пиши мне сейчас же. Кланяйся Джогину и Анне Гавриловне. Конечно, ты бываешь у них часто. Пожелай им от меня всего лучшего. Гину (А. В. Гине) - где он? Ознобишину и прочим и прочим. Что ты поделываешь? Увенчалось ли успехом лето? Ну пошли вопросы... Нет, ты лучше сам порасскажи подробнее обо всем, а я тебе буду очень, очень благодарен.

Прощай. Жму руку.

Твой Шишкин [...]

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://i-shishkin.ru/ "I-Shishkin.ru: Шишкин Иван Иванович"