предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

Рис. 1. И. Н. Крамской. Портрет И. И. Шишкина. 1869
Рис. 1. И. Н. Крамской. Портрет И. И. Шишкина. 1869

Русская пейзажная живопись XIX столетия - одно из замечательнейших явлений в истории художественной культуры нашей страны. Созданные в первой половине века пейзажи А. Г. Венецианова и И. К. Айвазовского, С. Ф. Щедрина и А. А. Иванова поэтически воплощают светлое, проникнутое гуманистическим духом восприятие природы. Расцвет реалистического искусства во второй половине XIX века углубил содержание пейзажной живописи, ее мастера нашли новые средства выражения, обратились к решению сложной задачи создания национального образа природы. Прекрасные произведения создали А. К. Саврасов, Ф. А. Васильев, А. И. Куинджи и, чуть позднее. И. И. Левитан и К. А. Коровин. Рядом с ними возвышается мощная фигура Ивана Ивановича Шишкина. Его творчество охватывает почти всю вторую половину столетия. Известность Шишкина прошла через многие годы, и он остался одним из наиболее любимых художников русского народа.

Творческое развитие Шишкина было более сложным, чем это казалось в прошлом. Почти сорок лет своей художественной деятельности он упорно шел вперед, открывал новое содержание в пейзажной живописи и средства его художественного воплощения. В жизненной правде он видел своеобразную поэзию своих произведений. Даже тогда, когда в конце XIX столетия рядом с ним начинали работать молодые поколения русских пейзажистов, он в постоянном творческом напряжении соперничал с ними и не уступал им первенства в своем искусстве.

Иван Иванович Шишкин родился 13 января 1832 года в Елабуге. С помощью отца - любителя-археолога и краеведа юноша научился ценить прошлое своей родины и красоту ее природы; он рано полюбил просторы уходящей вдаль Камы, бесконечные леса Вятского края. Картин в Елабуге он не видал - их не было, он знал о них по рассказам, из книг. В 1852 году он уехал учиться в Москву, в Училище живописи и ваяния, и здесь впервые прошел серьезную школу рисования и живописи. С большой заботливостью относился к даровитому ученику профессор училища А. Н. Мокрицкий, сам когда-то прошедший реалистическую выучку у А. Г. Венецианова. Вместе с тем Шишкин много читал и размышлял об искусстве и пришел к убеждению, что художнику необходимо изучать природу и следовать ей.

В 1856 году, уже имея определенные творческие интересы, Шишкин поступил в Академию художеств. Банальные мотивы надуманных академических пейзажей не увлекали его и не вызывали желания следовать им. Взамен этого он много работал с натуры то в ближайших окрестностях Петербурга, то среди суровой природы на острове Валааме (в северной части Ладожского озера). Его занятия имели весьма самостоятельный характер (профессор С. М. Воробьев, по-видимому, ничему не мог научить своего воспитанника). Получение Большой золотой медали при окончании Академии в 1860 году дало Шишкину право на заграничную командировку, но, прежде чем воспользоваться ею, он отправился в Казань и дальше - на Каму. Только весной 1862 года он уехал за границу. Большие академические выставки в Берлине и Дрездене вызвали его резкую критику, но зато его обрадовала Прага, сами чехи и их живое, реалистическое искусство. Затем он обосновался в Дюссельдорфе, крупном центре художественной жизни Западной Европы. За время пребывания в этом городе он стал известен художникам и знатокам своими рисунками пером, вызывавшими изумление. Суховатой чеканностью исполнения сходны с ними также и его ранние картины. Лучшей из них следует считать картину "Вид в окрестностях Дюссельдорфа" (1865), за которую он получил звание академика. В ней еще можно найти желание воздействовать сложностью композиции, чередованием планов. Но даже и при этом Шишкин показал себя художником, обладающим зорким глазом. Он не искал легкого успеха Эффектных итальянских или швейцарских видов, модных в те годы. Изучение природы научило его воспринимать выразительность северного равнинного пейзажа и сообщило красоту и убедительность его картине. Однако Шишкин не довольствовался умением писать природу вообще. Он ставил перед собой более существенные задачи, связанные с исканиями передовых мастеров всего русского реалистического искусства. Вернувшись на родину, он сразу вошел в их круг, став постоянным участником вечеров Артели художников, порвавших в 1863 году с официальной Академией художеств, ставшей воплощением рутины в искусстве. В то же время началась его многолетняя дружба с идейным руководителем передового реалистического искусства той эпохи И. Н. Крамским. Шишкин стал видеть яснее, что пейзаж знакомит не только с обликом природы, но и с самой родиной, с жизнью народа, помогает выражению положительных идеалов эпохи. Тема родины составила основное содержание его картины "Полдень. В окрестностях Москвы", написанной в 1869 году; фигуры крестьян вносят в картину элемент народного бытового жанра.

В дружной среде художников-демократов творчество Шишкина быстро становилось все более зрелым и значительным, приобретало национальный характер. Вместе с тем Шишкин преодолевал недостаток своих ранних картин - однообразную детализированность всего изображения. Особенно ярко проявилась его творческая зрелость в двух картинах 1872 года - "Сосновый бор" и "Лесная глушь". Неторопливо и обстоятельно художник ведет речь в первой из них о русской природе, о знакомом ему с детских лет пейзажном мотиве: вятский мачтовый лес, скромная лужайка среди деревьев, два медведя возле сосны, на которой видна пчелиная колода, - все кажется знакомым и близким зрителю. Но Шишкин еще не решал в этой картине проблемы живописного объединения всего богатства пейзажных мотивов. Вторая картина - "Лесная глушь" - более целостна. Глухой лес с деревьями чахлыми или покрытыми мхом, сырой воздух, сухие ветки и гнилые коряги, застоявшаяся вода - все это единая, нерасчленяемая тема, широко варьируемая художником при всей ее непритязательности. В картине нет глубоких просторов, подчеркнутого центра, она нарочито далека от декоративности, и именно потому она прозвучала как резкий вызов "выдуманным пейзажам" (так определял их И. Н. Крамской) академического направления. Сложные противоречия русской художественной жизни проявились в том, что Шишкин, член Товарищества передвижных художественных выставок, за картину "Лесная глушь" был признан Академией художеств профессором (хотя реализм Товарищества передвижников был враждебен академическим воззрениям). Даже чисто живописные особенности картины были новы и необычны для тех лет. Разработка множества оттенков основного цвета ("Тон почуял", - говорил Крамской о Шишкине), сложные светотеневые градации, даже разнообразие приемов наложения краски - все свидетельствует об исканиях наибольшей правды в изображении природы. Эти искания были подкреплены постоянной работой на натуре.

Шишкин был первым из русских пейзажистов второй половины XIX века, придававшим огромное значение этюду с натуры. Работа над этюдом была для него и приемом изучения природы, и непрерывной профессиональной тренировкой, и основой для формирования пейзажных композиций. Крамской писал Ф. А. Васильеву, который сам был блестящим мастером работы с натуры: "... Шишкин нас просто изумляет своими познаниями, по два и по три этюда в день катает, да каких сложных ... И когда он перед натурой... то точно в своей стихии, тут он и смел и ловок, не задумывается: тут он все знает... это человек-школа..." (письмо 5 июля 1872 года). Многочисленные этюды Шишкина - то малые, то большие - изображают иногда целый пейзажный мотив, иногда только отдельную деталь. Но всегда, писал ли он широкие дали или только кустик сныдь-травы, он определял композицию своего этюда, рассматривал его не как заметку для памяти, но как по-своему завершенное художественное произведение. Постоянная работа на натуре развивала в Шишкине понимание природы. Он улавливал в ней все более богатое содержание, видел новые мотивы. Уже в 1870-х годах он стал создавать первые картины, передающие меняющиеся состояния природы - вечер, сумерки, закат солнца, - сохраняя при этом четкость и предметность изображения. Но тема торжественной и ясной красоты родной земли была для него основной.

"Рожь" (1878) - одно из классических созданий Шишкина. Торжественные силуэты сосен, возвышающихся над разливом золотых колосьев, да голубизна обесцвеченного жарой неба еще не исчерпывают этой картины. С мудрой простотой воплощено в ней высокое чувство любви к родине, к народу, к его труду; ясно и сильно Шишкин передает бескрайность простора, масштабы полей, красоту стелющихся или возвышающихся масс, ритм уходящих к горизонту деревьев. Это - широко обобщенный образ родной земли, утверждающий веру в ее могучие силы.

Процесс развития русской живописи семидесятых годов, в котором принимал непосредственное участие и Шишкин, подготовил возможность ее дальнейшего подъема в 1880-х годах и еще более зрелых и широких обобщений жизненного материала. Именно в восьмидесятых годах, при всем гнете политической реакции, Репин, Суриков, Васнецов, Верещагин, Поленов и другие представители реалистического искусства сумели создать ряд произведений, идейно значительных и художественно выразительных. С этими мастерами был и Шишкин. Он не останавливался в своем развитии. Все более многогранно год от года решал он задачу воплощения в живописи своего поэтического восприятия русской природы; эпическая величавость и неподдельная задушевность неразрывно сливаются в 80-х годах в его лучших произведениях. Эти черты свойственны картине "Ручей в лесу" (1880) и еще более - картине "Среди долины ровныя..." (1883, се названием служит первая строка стихотворения А. Ф. Мерзлякова, которое стало в XIX веке народной песней). Могучий дуб, одиноко стоящий на фоне огромной долины, за которой вдали едва блеснул изгиб степной реки, - это образ мужественной и проникновенной красоты, вызывающей ответный душевный отклик зрителя. По-новому здесь разработана композиция пейзажа: зритель не смотрит на него "со стороны", а как бы может войти в него; первый план нарочито иллюзорен, а от него в глубину уходит тропинка. Зритель словно стоит на пороге того мира, который окружает его и в котором все ему доступно и близко (принцип активного композиционного построения, словно бы сталкивающего зрителя с жизнью, изображенной художником, и уничтожающего воображаемую преграду между пространством реальным и живописным, был применен Репиным, Суриковым, Серовым в произведениях тех же 1880-х годов).

Живая эмоциональность, слишком сдержанная в ранних произведениях Шишкина, получила свободное развитие в работах середины 1880-х годов. В картинах "Лес весной", "Лесные дали" (обе 1884) или "Туманное утро" (1885) Шишкин обращается к переживаниям человека; пейзажные образы напоминают зрителю о том душевном волнении, которое он сам испытывал, присматриваясь к природе, улавливая ее далекие, чистые голоса. Уверенно сочетает художник различные пространственные планы, материальность близких предметов и мерцание скрывающихся в туманной дымке. Но стремительное развитие русской художественной культуры нуждалось в большем: Шишкин создавал свои пейзажи в годы, когда Крамской требовал "живописи живой и разительной", когда Репин уже написал "Крестный ход в Курской губернии" и мощную по живописи картину "Иван Грозный и царевич Иван", когда Суриков работал над созданием "Боярыни Морозовой", совершенной в своей живописной системе. Друг Шишкина - Крамской - хвалил его картины, но указывал, что "другие ушли дальше". И Шишкин сумел снова двинуться вперед. Если в картинах "Святой ключ близ Елабуги" и "Дубовая роща" (обе 1886 г.) он дал прекрасные образцы своей годами выработанной живописи, точно определенной в цвете, верно характеризующей предметный мир, с краской, положенной плотным слоем, то в том же 1886 году он создал совсем иное, чудесное произведение - "Сосны, освещенные солнцем". Такой живописи, пронизанной чистым светом, такой прозрачности и пленительности цвета еще не знало искусство Шишкина в предшествующие годы. Этот талантливейший этюд, воспринимаемый как завершенная картина, свидетельствует о завидной душевной бодрости и молодости пятидесятичетырехлетнего художника; этюд лиричен и радостен но выражению, богат в сочетаниях золотистых, светло-зеленых, голубых и бархатистых темно-зеленых цветовых пятен. Свет приобрел большую роль в произведениях Шишкина (и не только в живописи, но и в его рисунках восьмидесятых годов) - он оживляет цвет, вызывает к жизни все богатство его тонов. Лучи света проникают в глубину леса и появляются неожиданно среди дальних деревьев. Светом Шишкин обобщает сложные пейзажные композиции, придавая им эмоциональное звучание. Все это ясно видно также в картинах "Дубы", "Дубовая роща", написанных в 1887 году. В обеих картинах мощные, пластически выразительные стволы дубов кажутся погруженными в световоздушную среду. В первой из этих картин Шишкин ограничился немногим - в сущности только изображением трех деревьев на солнечной лужайке.

С особой непосредственностью сказалась та же увлеченность трогательной прелестью скромных уголков природы в этюдах Шишкина. Но художник ни разу не пожертвовал ради игры света вещественностью изображения; наряду с изучением воздействия света, художник создавал многочисленные этюды, в которых продолжал исследовать форму деревьев, их конкретные особенности, строение цветов, трав, мхов, камней.

Воплощением достижений Шишкина в 80-х годах явилась картина "Бурелом", созданная в 1888 году (показанная впервые на XVI выставке Товарищества передвижников, она называлась "Бурелом. Из лесов Вологодской губернии"). В ней художник выразил многогранные особенности своего дарования. Торжественно величавы стройные старые ели, уходящие ряд за рядом в сумрак густого леса, а на первом плане, в лучах солнца, громоздятся стволы деревьев, поломанных бурей, упавших на соседние ели или лежащие на земле; плотный слой мха закрыл полусгнившие, давно рухнувшие стволы. Шишкин ввел в эту суровую сцену гибели лесных великанов изображение молодых елочек и грибов, словно выбежавших вперед веселой семьей. Тонко чувствуя жизнь природы, он показал вместе и деревья, стоящие веками, и живущие только несколько дней грибы, и мгновенный блеск света в воде небольшого источника. Шире и свободнее, чем хотя бы "Лесная глушь" 1872 года, картина выражает мысль о жизни природы - многообразной, перекликающейся с богатством чувств и мыслей человека.

Та же тема торжества жизни составляет основу известного произведения "Утро в сосновом лесу" (1889). Замысел этой картины был подсказан Шишкину его приятелем, выдающимся художником-передвижником К. А. Савицким (написавшим в картине медведей). Забавный медвежонок, склонив голову набок, прислушивается к звукам пробуждающегося леса, которые доносятся из утреннего голубого тумана; медвежата играют на стволе поваленной бурей старой сосны: солнце чуть окрашивает первыми лучами верхушки деревьев. Тяжелые, детально показанные массы первого плана противостоят туманной пелене, скрывающей отдельные формы, но полной не видимой нам жизни; в одном изображении сливаются и подробный рассказ и легкий намек. Медведи - "хозяева" русских лесов, излюбленные герои сказок, забавные и трогательные, удачно введены в картину.

90-е годы Шишкин встретил полный сил. На каждой передвижной выставке он обязательно бывал представлен несколькими работами. Для него, казалось, не было трудностей. Он мог создать подряд несколько выдающихся произведений - картины "В лесу графини Мордвиновой. Петергоф", "Дождь в дубовом лесу", "На севере диком...", столь несхожие между собой, были написаны за несколько месяцев 1891 года. В первой из них ритм стройных стволов, уравновешенность композиции в целом, красота живописного тона делают картину одним из высоких достижений художника. Шишкин удачно преодолел в ней трудность изображения глубины леса в сумеречном вечернем освещении. Иным произведением является вторая картина. Пелена дождя скрывает в ней детали; на легком серебристом фоне яснее выступают деревья первого плана и несколько человеческих фигур (их вписал в картину тоже К. А. Савицкий), картина кажется прозрачной и легкой.

"На севере диком ..." - эксперимент художника, в осуществлении которого он оказался победителем. Одинокая сосна, занесенная снегом, возвышается на скале над далью северных лесов, исчезающих в темноте зимней ночи; только снег на сосне сияет в лунном свете. Неожиданные контрасты, концентрированность внимания на одном дереве, резкая синева - не только новы для Шишкина, они говорят о смелости исканий художника на пороге последнего десятилетия его жизни.

В конце того же 1891 года Шишкин (совместно с И. Е. Репиным) организовал в залах Академии художеств выставку своих произведений. Большей частью экспонатов выставки являлись его недавние этюды. "Подобной выставки этюдов у нас еще не было", - заявляли газеты. То, что Шишкин явился перед публикой с выставкой такого рода, было многозначительно. В начале 1890-х годов уже вполне очевидны были успехи молодых мастеров русской пейзажной живописи, возглавляемых И. И. Левитаном и К. А. Коровиным, и старый мастер как бы вступил в соревнование с ними, показав десятки своих этюдов. Именно они свидетельствовали о непринужденности и проникновенности его творчества, об отзывчивости на впечатления натуры, о живописной свободе. Не изменяя делу всей своей жизни, Шишкин и в 1890-х годах заявлял о творческой молодости своего мастерства. Вместе с тем выставка была важной вехой в сближении Академии с передвижниками и в привлечении крупнейших из них (и Шишкина в том числе) к педагогической деятельности в реорганизованной высшей художественной школе России.

В 1890-х годах Шишкин по-прежнему с подъемом писал этюды, до сих пор способные изумить своей задушевностью, солнечностью, чистотой и верностью цвета. Опираясь на них и на весь свой опыт изучения природы, Шишкин не оставлял и работы над пейзажными композициями. Большие картины были бодрыми и свежими, уверенно утверждавшими плодотворность реалистического метода в пейзажной живописи конца XIX века. Полнота чувства и зрелость мысли отличают эти поздние картины художника. Эпическим размахом выделяется среди них картина "Кама близ Елабуги", созданная в 1895 году.

В начале 1898 года шестидесятишестилетний художник написал картину, которой суждено было в последний раз воплотить его возможности как крупнейшего русского пейзажиста. Это "Корабельная роща". Она явилась как бы синтезом его творческого развития, и Шишкин не мог не придавать ей особого значения среди других своих работ, даже наиболее удачных. Одна из самых больших по размеру, продуманно скомпонованная, она сразу же производит впечатление монументальности, торжественного величия и покоя.

Приступив к картине, Шишкин хотел изобразить нечто значительное и дорогое для него самого; он обратился к природе, знакомой ему еще с детских лет и уже не раз служившей ему для изображения в более ранних картинах. Это - Афонасовская корабельная роща близ Елабуги; он уже показал ее почти с той же точки зрения в картине "Сосновый бор" 1872 года. Важнее, однако, не сходство между двумя изображениями одного места, но различие между ними. Шишкин многое отбросил из более ранней картины: в "Корабельной роще" нет последовательности нескольких планов, боковых кулис, нет и подробного рассказа о разнообразных растениях художник словно надвинул на нас центральный мотив изображения и показал его композиционную живописную и смысловую выразительность.

Сосны, не охватываемые полностью нашим взором, вздымаются к небу, уходя за раму картины. В центре композиции светом, ясным и красивым, выделено несколько стволов отборного корабельного, мачтового леса; справа от них дана нерасчлененная масса зелени, слева - прозрачная глубина бора. Рядом с двухсотлетними деревьями поднимаются юные сосенки или тянутся тоненькие жерди, переброшенные через мелкий ручей. Мощное и беспомощное, высокое и малое, вековое и мгновенное (две бабочки на первом плане) образуют систему противопоставлений, далекую от назойливости и нарочитости, но подлинно выразительную в своей жизненной правде.

Синтез достижений Шишкина представляет картина и в живописном отношении. В ней нет ни одного безразлично окрашенного участка: цвет разработан в тонких отношениях оттенков, свет чувствуется даже в более темных частях картины. Но главнейшим, подчиняющим все элементы картины, является воплощение в ней торжественной и светлой красоты родины, полной сил.

Вскоре после окончания "Корабельной рощи" Шишкин умер - 8 марта 1898 года.

Жизнь Шишкина была заполнена постоянной деятельностью. Он написал много картин и этюдов, создал прекрасные рисунки, много сделал для развития и популяризации в России гравюры. Он был активным и авторитетным участником Товарищества передвижников, занимался с начинающими художниками.

Зрелая мысль и строгая поэзия радуют до сих пор в картинах Ивана Ивановича Шишкина, выдающегося русского пейзажиста, достойно заслужившего широчайшее народное признание.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://i-shishkin.ru/ "I-Shishkin.ru: Шишкин Иван Иванович"