предыдущая главасодержаниеследующая глава

1896

220 А. А. КИСЕЛЕВ - И. И. ШИШКИНУ

[Петербург]. 5 января [18]90

Многоуважаемый Иван Иванович!

В прошлую субботу я был у Н. А. Ярошенко и говорил с ним о необходимости нам, передвижникам, собраться и о готовности Вашей дать у себя помещение для этого собрания. Приглашение будет разослано членам на следующую среду 10 января.

Сообщая об этом, я уверен, что здоровье Ваше не помешает нам собраться у Вас в означенный день, первый раз в эту зиму и в Новом году, с которым и поздравляю Вас.

Преданный Вам

А. Киселев.

221 И. И. ШИШКИН, К. В. ЛЕМОХ, А. А. КИСЕЛЕВ И ДР. - В. Е. МАКОВСКОМУ

[Петербург]. 24 января 1890

Товарищеская среда у И. И. Шишкина.

Дорогой товарищ Владимир Егорович,

Собравшись сегодня в обыкновении для пашей дружеской товарищеской беседы, мы особенно сильно почувствовали Ваше отсутствие среди нас. Вы хорошо знаете, что мы в одинаковой степени дорожим как Вашим участием на наших выставках, так и нашими теплыми товарищескими отношениями. Но сегодня мы почувствовали потребность высказать Вам это лишний раз и заявить Вам нашу уверенность, что как бы Вы ни вздумали поступить, ввиду одновременно открывшихся двух выставок, (В феврале 1896 г. в Петербурге открылась XXIV передвижная выставка Товарищества, на которой В. Е. Маковский не участвовал. В начале 1896 г. художник находился в Москве. Он был приглашен для исполнения альбома, посвященного готовящимся в Москве коронационным торжествам. Какую выставку имеют в виду авторы письма, неясно.) Вы не оставите заслуженного Вами места среди сочувствующих Вам, уважающих и любящих Вас товарищей. Пьем за Ваше здоровье.

И. Шишкин

К. Лемох

А. Киселев

П. Брюллов

Н. Кузнецов

А. Шильдер

Ив. Ендогуров (Ендогуров Иван Иванович (1861 - 1898) - пейзажист. Учился в Академии художеств. С 1895 г. - член ТПХВ.)

М. П. Клодт

Полный доброжелательства Е. Волков (Волков Ефим Ефимович (1844-1920) -живописец. Пейзажист, автор ряда жанровых картин. Учился в Академии художеств с 1867 г. С 1880 г.- член ТПХВ. С 1899 г.- академик.)

222 В. М. КОНСТАНТИНОВИЧ - И. И. ШИШКИНУ

[Петербург]. 21 февраля 1896

Многоуважаемый Иван Иванович,

Поздравляю Вас с продажей без уступки; очень бы хотелось, чтобы и все так поступали. Слышал, что Академия желала купить Вашу картину, но с уступкой, по-моему, обидной. (Речь идет о картине «Дубовая роща», которую Академия художеств хотела приобрести за 2300 рублей вместо назначенных автором 3000 рублей (ОР ГИБ, ф. 861, ед. хр. 16).)

Завтра, в четверг, собираются члены Товарищества в помещении выставки в 8 часов вечера, о чем считаю долгом сообщить; все будут рады Вас видеть на собрании.

Душевно преданный Вам

В. Константинович.

223 В. М. КОНСТАНТИНОВИЧ - И. И. ШИШКИНУ

[Петербург]. 20 февраля 1896

Многоуважаемый Иван Иванович,

Вчера получил от Готье (Л. В. Готье - московский коллекционер.) следующее письмо: «В Правление Товарищества передвижных художественных выставок, Петербург, Большая Морская, 38

Милостивые государи,

Сим имею честь подтвердить, что я купил у Вас картину профессора И. И. Шишкина «Дубовый лес» на следующих условиях: в задаток 250 р[ублей] при сем прилагаемые переводом на С. Петербург. 1 октября 1896 года 1500 р[ублей], 1 февраля 1250 р[ублей]. Всего 3000 рублей. В ожидании уведомления Вашего, остаюсь с истинным почтением Л. В. Готье».

За сим следует просьба о присылке размеров картины. Письмо это я послал Николаю Александровичу, (П. А. Ярошенко.) равно как и полученные по переводу деньги 250 р[ублсй], и об условиях продажи сообщил Московскому Правлению. Вероятно, Николай Александрович пошлет письмо Готье в Правление, а может быть, оставит у себя или передаст Вам. Я прошу его послать письмо в Правление, потому что после слов «1 февраля» не поставлен год, что считается в канцелярском отношении неточностью.

Посетителей у нас уже почти десять тысяч, картин проданных 67 и две па мази; думаю, что на этой неделе дойдет до 70 проданных картин. (Речь идет о XXIV передвижной выставке.) Киселев картину отдал Академии. (В 1896 г. Академия художеств приобрела картину А. А. Киселева «На снежных вершинах».)

Душевно преданный Вам

В. Константинович.

224 И. И. ШИШКИН - И. А. УТКИНУ (Уткин Исидор Афанасьевич - художник-самоучка, москвич, приславший Шишкину письмо с просьбой дать совет, как работать (ЦГАЛИ, ф. 719, оп. 1, ед. хр. 43).)

[Петербург. Март - апрель 1896]

М[илостивый] г[осударь] Сидор Афанас[ьсвич],

Желание Ваше по возможности исполняю, хотя в письме (Сохранился и публикуется в настоящем сборнике черновик ответного письма Шишкина. Само же (не обнаруженное в архивах) письмо было опубликовано А. Т. Комаровой в статье «Лесной богатырь-художник».) сделать это довольно трудно, слов, пожалуй, будет много, а дела мало. Прежде чем начать писать картину, обязательно сделать эскиз, в котором приблизительно (В статье Комаровой вместо слова «приблизительно» стоит слово «нужно».) постараться выразить общий смысл и содержание картины. Эскиз сделать углем или карандашом. Углем удобнее (на чистом белом холсте), холст нужно сначала покрыть углем и вытереть сухой тряпкой, или мягкой щеткой, получится ровный тон. Рисовать углем, снимать полутона растушкой, а света мякишем черного хлеба. Тут Вы все можете переделывать, переставлять и выискивать эффект освещения и проч. Проделавши все это, переходите уже почти готовым к задуманной картине. (Делайте тщательно контур с эскиза и потом обведите его чернилами черным, лучше тушью, довольно грубой чертой (чтобы тушь и чернила хорошо пристали, чистый холст вытереть мокрой тряпкой)) Писать по возможности сразу - если придется переделывать, то старое нужно счистить ножом или дать хорошо высохнуть - этим удерживается (В статье Комаровой вместо слова «удерживать» стоит «достигается».) более или менее свежесть красок. Не прибавлять к краскам никаких жидкостей, особенно вареного масла, и никаких сикативов, в крайнем случае (В статье Комаровой слова «в крайнем случае» опущены.) можно брать или чистый скипидар, или керосин (нрзб).

А теперь я Вам хочу дать совет капитальный, на котором зиждется вся премудрость изучения природы или натуры, как говорят, а также и тайны искусства и особенно техники живописи - это фотография. Она единственная посредница между натурой и художником и самый строгий учитель, и если Вы разумно поймете это и займетесь с энергией изучением того, в чем Вы себя чувствуете слабым, то я Вам ручаюсь за скорый успех. Вы писали три лета, как говорите, а зиму что же делали? (Считая необходимыми для начинающих художников занятия с фотографий, которые, по мысли Шишкина, могли ускорить процесс профессиональной подготовки учащихся, он, вместе с тем, главное значение придавал этюдной работе с натуры. Об этом можно судить по черновой записи А. Комаровой, со слов Шишкина, 1890-х гг., озаглавленной: «Введение в программу летних занятий для учеников Академии художеств. Работа над этюдом с натуры», где сконцентрированы взгляды художника по этому вопросу. «Выработав зимой на фотографии свою манеру письма, приобретение свежести рисунка, - пишет Шишкин, - летом ученик изучает теин, отношении и законы красок; этюд также прежде всего должен быть школой, не гнаться за картинностью, для чего этим служит эскиз; в нем должен быть тщательно передан один кусок натуры со всем» подробностями, может быть лишними для картины, создавая которую художник невольно воспринимает только те предметы и топа, которые и составляют мотив, от присутствия которых зависит сила впечатления; это уже делается бессознательно, в этом выражается художник. Каждый ученик летом должен обязательно писать этюды и в них со всех сторон изучать то, что он избрал своей специальностью; кроме того, как зимой, так и летом он должен иметь при себе записную книжку и альбом, чтобы приучиться зачерчивать в ней все, что оста[но]вит на себе его внимание, а не полагаться на свою память и воображение, так как человек устроен, к несчастью, так, что новейшие впечатления сглаживают и вытесняют предыдущие, и иногда не только этюд, но простой набросок, чертеж восстанавливают в памяти полузабытый мотив. Я считаю этюды и рисунки настолько обязательными для всех учеников, что только болезнь может служить оправданием в отсутствии летних работ. Картина должна быть полной иллюзией, а это невозможно достигнуть без всестороннего изучения избранных сюжетов, к которым художник чувствует наибольшее влечение, которые остались в его воспоминаниях детства, т. е. пейзаж должен быть не только национальным, но и местным. Порукой всего сказанного будет мой долголетний опыт и все мое желание послужить родному пейзажу, и надеюсь, что придет время, когда вся русская природа, живая и одухотворенная, взглянет с холстов русских худож[ников]» (ЦГЛЛИ, ф. 017, он. 1, сд. хр. 3, л. 1).) В одну зиму работы разумной с фотографии можно научиться писать и воздух, т. е. облака, и деревья на разных планах, и даль, и воду, словом, все, что Вам нужно. Тут можно незаметно изучить перспективу (воздушную и линейную) и законы солнечного освещения и проч. и проч. Если Вы это поймете и последуете моему совету, то Вы быстро научитесь и писать и рисовать, а главное, разовьете и облагородите Ваш глаз и проч....

А практически это делается так: берется по Вашему вкусу хорошая фотография или только часть из нее, Вам нужная, и, дабы хорошо видеть и понять, нужно взять лупу или стекло увеличительное. С фотографии, кроме рисования каранд[ашом], нужно писать краской, одним тоном, в тон примерно фотографии. На палитре составляют шпакшелем тона, сначала положить самый темный; потом полутона и так далее до самого светлого, и все эти тона кучками должны быть заранее на палитре готовы (контур обязательно обводят чернилами или тушью). Начните писать и увидите, что кисть играет большую роль, каждый предмет требует своего, так сказать, инструмента, для дерева одна кисть, для воды и воздуха нужна другая и так далее - для деревьев нужна более грубая и растрепанная кисть, для воды мягкие и т. д. На словах передать очень тру[дно], да я и не мастер писать. Поймите меня и убедитесь, что это нужно... (В тексте письма, приведенном Комаровой, после предпоследней строки черновика находятся еще следующие: «но если Вы человек с талантом и любите пейзаж, то Вы должны меня понять и видеть в этом не цель, а средство для изучения пейзажа, и должны писать или рисовать с фотографии как бы с натуры. Вот тут частью познается степень даровитости человека: бездарный будет рабски копировать с фотографии все ее ненужные детали, а человек с чутьем возьмет то, что ему нужно».)

225 КОМИССИЯ ПО ПОДГОТОВКЕ ПРАЗДНОВАНИЯ ДВАДЦАТИПЯТИЛЕТИЯ ТОВАРИЩЕСТВА - И. И. ШИШКИНУ

[Москва]. 21 апреля 1896

Милостивый государь Иван Иванович!

В одном из собраний Товарищества на передвижной выставке в С.-Петербурге в феврале сего года по предложению Г. Г. Мясоедова было постановлено отпраздновать двадцатипятилетие Товарищества, имеющее совершиться, с открытием ХХV-й передвижной выставки в будущем, 1897 году, каким-нибудь торжеством, в составную часть которого главным образом должно войти публичное чтение исторического очерка 25-летней деятельности Товарищества, сопровождаемое показанием перед публикой, с помощью волшебного фонаря, фотографических снимков с выдающихся произведений членов Товарищества, бывших на выставках за этот период. Для разработки программы этого празднества и подготовительных работ для чтения и волшебного фонаря избрана комиссия, в состав которой вошли: Г. Г. Мясоедов, Н. Л. Ярошснко и Л. А. Киселев.

Во исполнение этого постановления, комиссия обращается ныне к Вам, милостивый государь, равно как и к каждому члену Товарищества, с покорнейшей просьбой посодействовать успеху этого дела присылкою фотографий или негативов с тех из бывших на передвижных выставках (не менее трех) Ваших произведений, которые Вы считаете наиболее интересными в смысле характеристики Вашей художественной деятельности. Если же у Вас таковых не имеется, то комиссия просит Вас озаботиться добыть эти фотографии в возможно скорейшем времени. Посылки эти просят адресовать в Правление Товарищества, Москва, Школа живописи.

Член комиссии А. Киселев.

226 Н. А. КАСАТКИН - И. И. ШИШКИНУ

Москва. 4 октября 1896

Глубокоуважаемый Иван Иванович!

Посылаю Вам полученный вчера вечером мною от Л. В. Готье перевод на Ваше имя на сумму 1500 р[ублей] в счет покупки им картины. Москвичей огорчают известия о Вашем дорогом нам здоровье! Дай бог поскорей Вам поправиться и бодро встретить предстоящий юбилей Товарищества - делу которого Вы так огромно служили и поддерживаете мощной рукой и по настоящее время.

Искренно и глубоко уважающий Вас Н. Касаткин.

227 И. И. ШИШКИН - Н. А. КАСАТКИНУ

Питер. 8 октября 1896

Уважаемый и милейший Николай Александрович!

Благодарю Вас за письмо и сочувствие к моей болезни. Было время, что я был болен серьезно, теперь, слава богу, лучше, хоть еще не выхожу, и чтобы получить деньги от г. Готье было немало хлопот, нужно было дать доверенность, засвидетельствовать ее и пр. Однако я сегодня деньги 1.500 руб[лей] получил, какой аккуратный Готье, а я и забыл, что должен получить с него в октябре.

Передайте мой поклон всем нашим товарищам, Савицкому скажите, чтобы не очень увлекался школьниками (Савицкий после переезда в Москву в 1801 г. начал преподавать в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где с 1894 по 1897 г. руководил натурным классом. Кроме того, у художника много времени отнимали частные уроки.) и не забывал себя. Г. Г. Мясоедов нас, питерцев, покинул, (Живя в Полтаве, Мясоедов в то же время в этот период часто ездил в Москву и подолгу в ней останавливался.) мало нас здесь. Не слыхали ли что-нибудь о Ярошенко, как его здоровье?

Ну-ста, будьте здоровы и работайте на славу нам и на страх врагам.

Остаюсь с истинным к Вам почтением и уважением

Весь Ваш И. Шишкин.

228 М. П. БОТКИН (Боткин Михаил Петрович (1839-1914) - живописец. Автор картин религиозного содержания, коллекционер. Учился в Академии художеств (1856-1858). С 1803 г. - академик. С 1807 г. - член Совета Академии художеств.) - И. И. ШИШКИНУ

[Петербург]. 23 октября 1896

Глубокоуважаемый и дорогой Иван Иванович,

Радостно сказать, что такое важное учреждение (Речь идет об Училище технического рисования барона Штиглица в Петербурге - гос. художественном учебном заведении, открытом в 1870 г. но инициативе и на средства мецената Л. «П. Штиглица.) находится в русских руках! Котова (Котов Григорий Иванович (1859-1042) - архитектор. Учился в Академии художеств с 1878 г. С 1887 г. - академик. С 1896 по 1917 г. - директор Центрального училища технического рисования барона Штиглица, с 1905 г. - профессор архитектурной мастерской Высшего художественного училища при Академии художеств.) выбрали директором, - я надеюсь, он дело поведет хорошо. Человек он дельный и чисто русского характера. Дай бог ему работать на славу!

Я давно зашел бы к Вам, но слышал, что у Вас были больные в доме, как только будет можно, то соберусь к Вам.

Крепко жму Вашу руку - с желанием здоровья

Искренне Ваш М. Боткин.

По музею идет хорошо, только дай-то бог побольше собрать интересных картин. (Боткин подразумевает музей Общества поощрения художеств, директором которого он был назначен в 1896 г.)

Местность Кукко. Вид на острове  Валааме.  Масло. 1859 или  1860. ГРМ
Местность Кукко. Вид на острове Валааме. Масло. 1859 или 1860. ГРМ

229 И. И. ШИШКИН - М. П. БОТКИНУ

[Петербург]. 23 октября 1896

Многоуважаемый Михаил Петрович,

Браво! И слава богу. Еще одно несносное немецкое иго сброшено. Месмахеров долой. (Месмахер Максимилиан-Эдуард Григорьевич (1842-1906) -архитектор и рисовальщик. Строитель здания Училища технического рисования барона Штиглица и первый его директор (1877-1896). Царившая в училище казенная обстановка, стремление Месмахера окружить себя преподавателями академического толка, несправедливое увольнение им в связи с этим демократически настроенного К. А. Савицкого (1889) рождало неудовольствие и даже возмущение в кругах прогрессивной художественной интеллигенции. (Встречающиеся иногда у Шишкина неодобрительные замечания в адрес «немецкого» и «немцев» вызваны, думается, не национальной неприязнью, а скорее ассоциациями с представителями царского двора).) Как это приятно, что наконец такое большое дело будет в русских руках - от души рад и поздравляю Вас, уважаемый Михаил Петрович.

И. Шишкин.

230 И. И. ШИШКИН - Л. Л. КИСЕЛЕВУ

[Петербург]. 27 октября 1896 (Дата на письме написана чужой рукой.)

Добрейший Александр Александрович,

Грешно забывать товарища, лишенного возможности знать, что делается, например, в кружке его же товарищей. Вот была среда какая-то скороспелая, что же съехались все, что ли? Ярошенко приехал, Дубовской, все это интересно знать, о чем поговорили, что узнали и проч.

Весть о заразной болезни в моем доме (Шишкин писал в ту пору Ярошенко: «Многоуважаемый Николай Александрович, я во все время был болен, начал серьезно лечиться, и теперь лучше, и делаю маленькие выходы из дому в мастерскую. Оказывается, что и Вы не совсем здоровы. У меня в квартире четверо больных - эта проклятая инфлюэнция...» (ОР ГПБ, ф. 861, ед. хр. 10).) разнесена, благодаря трусливой услужливости Лемоха. Болезнь была в слабой форме, благодаря бога, и вот уже 2 недели как доктор объявил о полной безопасности для всякого. Если Вам самим некогда, то черкните, пожалуйста. Сам я лежу другую неделю, ворочаясь с боку на бок, и пишу на постели на скамейке.

Весь Ваш И. Шишкин.

Вы обещали дать какую[-то] книгу читать. Жажду.

231 А.А. КИСЕЛЕВ - И. И. ШИШКИНУ

[Петербург. Октябрь 1896]

Простите, дорогой Иван Иванович, что так долго не отвечал. Собирался все к Вам сам, но, Вы знаете, какой народ женщины. Вот и моя жена (Киселева Софья Матвеевна, урожденная Протопопова (1851?-1920).) такая же. Ни за что не пускала меня к Вам, пока ей сам Мазинг (Речь идет о Мазинге Эрнесте Карловиче - враче, лечившем многих художников.) не скажет, что к Вам ходить безопасно.

Прошлую среду собирались мы в Обществе поощрения, чтобы потолковать о делах Товарищества. Были: Брюллов, Маковский, Волков, Лемох, Беггров, (Беггров Александр Карлович (1841-1914) - живописец. Пейзажист. Учился в Академии художеств (1870) и в Париже у Л. Бонна и А. П. Боголюбова (1871-1874). С 1876 г. - член ТПХВ. В 1899 г. получил звание академика.) Ендогуров, Клодт, Лебедев, Шильдер и я. Толковали о том, что, по всем видимостям, нашей 25-й выставке будет тесно в залах Общества, что надо растолкать правление к деятельности по этому вопросу, что волшебный фонарь едва ли удастся (по слухам от Г. Г. Мясоедова), что хорошо бы издать юбилейный альбом и 1-й выпуск его изготовить к открытию 25-й выставки. (XXV передвижная выставка открылась 12 марта 1897 г. в помещении Общества поощрения художеств. Альбом же двадцатипятилетия ТПХВ (изд. К. А. Фишера. М.) вышел в свет лишь в 1899 г.) Решили в следующую среду собраться и начать переписку с Правлением. Ярошенко и Дубовской еще не дали о себе знать, приехали ли они. А от Боголюбова я получил письмо на другой день после его смерти. (А. П. Боголюбов скончался 26 октября (7 ноября) 1896 г. в Париже.)

Преданный Вам А. Киселев.

232 К. В. ЛЕМОХ - И. И. ШИШКИНУ

[Петербург]. 30 октября 1896

Многоуважаемый, дорогой Иван Иванович!

Как твое здоровье? Я очень грущу, что не могу тебя навещать, ибо, как учитель, не должен быть неосторожен, хотя я часто узнавал от твоего швейцара о тебе и твоей дочери. Радуюсь, что все прошло и можно будет тебя навещать.

Прошлую среду мы начали собираться, было очень приятно, мне что-то напомнило наше старое время: вспоминали очень часто тебя, и надеемся, что скоро ты будешь с нами. Говорили много о нашем двадцатипятилетии и пришли к такому заключению, вместо волшебного фонаря лучше бы издать каждого из членов одну картину, его портрет и в тексте поместить кроки; в тесном кружке повеселиться, пригласив бывших членов и экспонентов.

25 выставку постараться сделать обширнее, и потому опросить всех членов и, ежели не хватит помещения, озаботиться об увеличении. Бывших членов просить участвовать на 25 выставке, а умерших - постараться достать одну картину и портрет красками, а в крайнем случае фотографию, но это, конечно, все предположение, как решит собрание, которое придется собрать экстренно в декабре.

Вот, дорогой Иван Иванович, уж извини, написал [как] сумел, но хотелось побеседовать с тобой (сегодня на среде предложу, чтобы написать тебе все, что мы будем говорить).

Жму твою руку. Жена (Лемох Варвара Федоровна.) и я шлем глубокий поклон тебе и твоим.

К. Лемох.

Вчера кое-кто собрался у меня, и мы достали гитару. Маковские отец и сын (Речь идет о В. Е. Маковском и А. В. Маковском (1869-1924) - художнике-жанристе и пейзажисте.) пели, а мы подтягивали - не хватало тебя.

233 Н. А. ЯРОШЕНКО - И. И. ШИШКИНУ

Кисловодск. 2 ноября [1896] (Восточные этюды Ярошенко помечены маем и июнем 1896 г. На этом основании датировано письмо.)

Дорогой Иван Иванович! Целое лето добиваюсь что-нибудь узнать верное о Вашем здоровье, о том, как Вы себя чувствуете, и все мои попытки были напрасны. К Вам непосредственно я не обращался, зная, как туго Вы отвечаете на письма, при том же сначала не знал, где Вы проводите лето, а потом Константинович сообщил мне слух о том, что Вам крепко нездоровится - просил я Шильдера сообщить о Вас, тот обещал и надул, так что я не вытерпел и решил послать Вам телеграмму с вопросом о Вас и вестью о себе. Сейчас получил Ваш ответ и так порадовался доброй вести об улучшении Вашего здоровья, что мне захотелось Вам написать, несмотря на то, что скоро собираюсь в Петербург и в конце месяца надеюсь с Вами увидеться и тогда расскажу Вам о своей поездке в Египет и Палестину. Теперь же только скажу, что ото одна из самых интересных поездок, какую я только делал на своем веку. Все - и природа, и люди - так своеобразно, дают такую массу впечатлений, так переносят в глубь времен, что не раз приходилось сомневаться - действительность перед глазами или сон. Все мне благоприятствовало - и погода и покойное море, на котором пришлось проболтаться ни много ни мало, как 40 дней, и только подкузьмила проклятая холера, по милости которой пришлось выдержать в Бейруте 10-дневный карантин и потерять совершенно напрасно две недели.

Вернулся я в Кисловодск 10 июля, где застал прескверное лето, до половины августа дожди не давали покоя, но зато осень была очаровательная, и я надеялся, что она продлится очень долго, как это здесь часто бывает; как вдруг третьего дня просыпаюсь и вижу в окно настоящую северную зиму; на четверть аршина выпал снег и мороз 2 градуса; значит, пора на зимние квартиры, и мы решили выехать отсюда 15-го. В Москве я пробуду несколько дней и после 25 - 26-го буду в Петербурге. О том, что делается в художественном мире, до меня доходят только слухи. Мясоедов и Остроухов действуют по юбилейной части, и думается мне, что затеи обоих окажутся неудачными. (Речь идет о подготовке к празднованию 25-летия ТПХВ.) Сообщили мне также, что Репин сломал ногу, а Куинджи - голову, причем и очень мило объяснили, что произошло это оттого, что тот и другой были не на своем месте. Репин был на велосипеде, когда ему нужно было сидеть в мастерской, а Куинджи был в мастерской, где ему быть не надлежало и делать было нечего. (Ярошенко, резко отрицательно относившийся к вхождению группы передвижников в реформированную Академию художеств, был особенно непримирим и несправедлив в отношении А. И. Куинджи, начавшего преподавать там с 1894 г.)

Прочел в газетах о смерти Боголюбова и должен признаться, известие это нисколько меня не взволновало. Боголюбов не был мне симпатичен ни как человек, ни как член Товарищества, ни как художник. Бог с ним!

На этом кончаю, надеюсь, что, когда приеду в Петербург, застану Вас уже на ногах перед холстами, а пока до скорого свидания! Марья Павловна (Ярошенко Мария Павловна, урожденная Навротина - жена Н. А. Ярошенко (с 1874 г.).) шлет Вам искренний привет и, так же как и я, радуется Вашему выздоровлению.

Искренно преданный Вам

Н. Ярошенко.

234 И. И. ШИШКИН - В. М. ВАСНЕЦОВУ

Питер. 30 ноября 1896

Многоуважаемый и высокочтимый, знаменитый мой земляк Виктор Михайлович!

Пришла счастливая мне мысль написать Вам несколько строк и тем самым выразить Вам свое удивление и восторг, который Вы вызываете Вашими произведениями и которыми Вы увековечили Ваше славное имя - я горячусь Вами как кровным русским великим художником и радуюсь за Вас искренно как товарищ по искусству и, пожалуй, как земляк, - не примите это за лесть, избави бог, - я говорю от чистого сердца и по правде, как должно быть.

Приятно вспомнить то время, когда мы, как новички, прокладывали первые робкие шаги для передвижной выставки. И вот из этих робких, но твердо намеченных шагов выработался целый путь и славный путь, путь, которым смело можно гордиться. Идея, организация, смысл, цель и стремления Товарищества создали ему почетное место, если только не главное в среде русского искусства.

Следующая выставка будет 25, и ее называют юбилейной.

Виктор Михайлович!

Двигайте-ка на нее Ваших богатырей, ведь они у Вас, сколько я помню, почти окончены, или другое что (На XXV передвижной выставке В. М. Васнецов экспонировал картину «Царь Иван Васильевич Грозный». Картина «Три богатыря» была завершена художником в 1898 г. и продана П. М. Третьякову.) - нужны Вы, Ваше участие нужно, чтобы видели все, что связь между Товариществом и Вами не порвана, а перерыв был только временный.

Извините и простите за смелость, право, это нужно, необходимо для общего для всех нас дела.

Больше не могу ничего сказать и не умею, а только остается искреннее желание, чтобы Вы, многоуважаемый Виктор Михайлович, приняли эту мысль и не отвергнули бы ее.

Вот все, что хочется Вам сообщить, а главное, я рад, что это письмо дало случай, повторяю, выразить искреннее уважение к Вашей великой художественной деятельности и таланту. Остаюсь с искренним к Вам почтением.

И. Шишкин.

235 И. И. ШИШКИН - И. Е. РЕПИНУ (Репин с 1894 по 1907 г. был профессором-руководителем мастерской исторической живописи, а в 1898/99 г. - ректором Высшего художественного училища при Академии художеств.)

И. Е. Репин. Портрет И. И. Шишкина. Масло. 1876. ГРМ
И. Е. Репин. Портрет И. И. Шишкина. Масло. 1876. ГРМ

[Петербург. Октябрь-ноябрь 1896]

Многоуважаемый Илья Ефимович,

Недели 2 назад приходил ко мне юноша, довольно трепаный.

Длинные волосы, взор с видом истомленного и вдохновленного художника в форме академического ученика. Назвал себя Адрианом Соколовым (Сведений об Адриане Соколове не найдено.) и Вашим учеником, на вопрос, что ему угодно, он припал на колени и тянется к моей руке с целью лобызать, я, конечно, не без удивления и брезгливости отстранился. Спросил (нрзб), что Вам надо. Я два года ученик Репина. Мне заказан портрет государя (в рост), а красок и холста нет - тут я упускаю подробности (нрзб) - Отчего же Вы к Репину не обратились? (нрзб) Репин уж мне помогал много раз, но я слышал, что Вы, И[ван] И[ванович], такой (нрзб) добрый человек и проч. Я поспешно даю ему записку в магазин Буффа, (Буффа - владелец петербургского магазина художественных принадлежностей.) прошу выдать краски и холста Адриану Соколову (нрзб) на мой счет. Уходит опять с коленопреклонением и покушением целовать руку. Узнал - он набрал красок и холста на 40 рублей. Скажите, Илья Ефимович, есть у Вас такой ученик, если да, то я не буду жалеть, а мне кажется, что я услужил мазурику в форме академического ученика [...]

И.Ши[шкин].

236 Л. П. НОВИЦКИЙ (Новицкий Алексей Петрович - редактор московского журнала «Русский художественный архив» (1892-1894), сотрудник Исторического музея, был секретарем 1-го съезда русских художников и любителей художеств (1894).) - И. И. ШИШКИНУ

Москва. 4 декабря 1896

Глубокоуважаемый Иван Иванович!

Ввиду предстоящего 25-летнего юбилея Передвижных выставок, в Москве готовится издание «Передвижники и их влияние на русское искусство». Книга эта будет иллюстрирована темп клише, которые были раньше напечатаны в «Артисте» и теперь приобретены издателем этой книги г. Кнебелем. (Кнебель Иосиф Николаевич (1854-1926) - московский издатель и книготорговец, выпустивший в свет много книг по русскому искусству.) Текст составляется мною. Так как в числе клише есть снимки и с некоторых из Ваших произведений, то я имею честь покорнейше просить у Вас на то разрешения, о котором усердно прошу Вас не замедлить уведомлением, ввиду того, что книга в скором времени должна ужо печататься и задержка в Вашем разрешении может отозваться запозданием книги ко времени юбилея.

Простите, что я решаюсь беспокоить Вас своей просьбой, по я надеюсь, что дело, которому должна служить эта книга, и Вам так дорого, что Вы простите мне мою дерзость.

С чувством искреннего и глубокого уважения остаюсь готовый к услугам.

А. Новицкий.

237 И. И. ШИШКИН - А. П. НОВИЦКОМУ

[Петербург. Декабрь 1896]

Милостивый государь Алексей Петрович,

Разрешение на печатание в книге тех из моих картин, которые были показаны при Артисте, даго с величайшим удоволь[ствием]. Желал бы, чтобы моя картина Дождь («Дождь в дубовом лесу», 1891 (ГТГ).) также попала в число намеченных в печать в Вашей книге.

Примите увер[ение] в полном уваж[ении].

238 В. К. МЕНК - И. И. ШИШКИНУ

[Киев]. 29 декабря [18]96

Глубокоуважаемый Иван Иванович!

Прежде всего, позвольте Вас сердечно поцеловать и поздравить с наступившими праздниками и с наступающим Новым годом и пожелать Вам от всей глубины души здоровья. На днях я услышал, что Вы больны, это меня, конечно, крайне огорчило и, скажу прямо, опечалило. Уже сколько лет подряд я рвусь съездить в Питер на время выставок, повидаться со старыми хорошими знакомыми и в особенности с Вами, дорогой Иван Иванович. Вы как-то всегда в былое время относились ко мне тепло, сердечно, и лучшими воспоминаниями в моей прошлой жизни осталось то время и те часы, когда я был с Вами, эти часы были для меня необыкновенно полезные, поучительные, и вместе с тем увлекательны, веселы; вспомните, как, бывало, ничего не значащие слова, вроде: трифель, нафиль, прилегла вызывали у нас добродушнейший смех, и вообще - веселые и отрадные были вечера. Да, а как вспомнишь, это было давно, и только по своей жизненности кажется, так недавно все это переживалось.

А сколько восторженных минут я переживал, следя и любуясь за каждым Вашим мазком и наконец цельным типичным и необыкновенно правдивым произведением. Скажу правду, до знакомства с Вами я природу любил бессознательно, и только, когда увидел Ваши первые картины и рисунки, только тогда я понял, что я больше всего люблю в живописи пейзаж, к сожалению, Вы не одобрили мой выбор - (может быть, Вы и правы, но я и по сих пор этим живу). Ваши строгие суждения к моим занятиям давали право думать, что и как к художнику относились с добрым пожеланием, и скажу сердечное Вам спасибо за это. Многим я Вам обязан и всегда буду Вам сердечно благодарен.

У нас теперь гостит передвижная выставка, Ваши пейзажи вызывают всеобщий восторг, лета Ваши ни при чем, Вы вечно молоды - здоровый и ядреный воздух...- чувствуется в Ваших произведениях удивительно хорошо. (По-видимому, речь идет о картинах «Дубовая роща» и «Вечерняя заря» (местонахождение неизвестно).) В этом году 25 лет деятельности Товарищества, думаю приехать в Питер и, полагаю, приму участие в этом как бывший экспонент, (В. К. Менк был экспонентом шестнадцати выставок ТПХВ.) мечты мои заветные не сбылись, членом я этого общества не буду, не судьба...

Примите мое сердечное пожелание в скором выздоровлении и мой искренний привет, до скорого свидания. Вас искренне любящий и сердечно преданный

В. Менк.

Привет мой многоуважаемой Виктории Антоновне, Лидии и Ксении Ивановным.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://i-shishkin.ru/ "I-Shishkin.ru: Шишкин Иван Иванович"