предыдущая главасодержаниеследующая глава

1881

130 И. И. ШИШКИН - В. М. МАКСИМОВУ

[Петербург]. 14 января 1881

Любезный Василий Максимович,

По моему почину соберутся у меня все передвижники (в четверг 15 января вечером), хотя бы для того, чтобы видеть друг друга, а то мы совсем делаемся чужаками.

Несомненно и Вы, любезнейший Василий Максимович, не преминете видеть всех сотоварищей по нашему общему делу.

Весь ваш И. Шишкин.

131 Е. А. ОЗНОБИШИН - И. И. ШИШКИНУ

Ростов-на-Дону. 27 октября [1881]

Дорогой друг и товарищ Иван Иванович,

Знаю, что в переживаемых нами горестях никакое сочувствие не облегчит страданий; но тем не менее не могу утерпеть, чтобы не выразить тебе, славный художник, испытанное мною чувство прискорбного сожаления о постигшей тебя утрате супруги и художницы, о чем узнал из ее некролога, помещенного в 8 № Художественного журнала. (О. А. Лагода-Шишкина умерла 25 июля 1881 г. В «Художественном журнале» т. II, 1881, № 8, август, на с. 94 был помещен посвященный ей некролог.)

Конечно, утешить тебя в потере я не сумею и не в силах. Я только могу сказать тебе: крепись, мой друг, и помни, что ты художник, отмеченный особым талантом, то есть тем роковым даром природы, который, давая гений, отнимает у (нрзб) человека утехи его земной жизни (нрзб) большинства великих людей искусства и пауки, и в их страданиях найди себе мужество.

Вспомни, что жизнь твоя принадлежит России и что твою биографию будет читать тьма будущих художников и точно так же будет искать в твоих жизненных невзгодах для себя утешения и мужества.

Крепись и работай!

Твой всегда почитатель и товарищ Ознобишин.

Дождь в дубовом лесу. Масло. 1891. ГТГ
Дождь в дубовом лесу. Масло. 1891. ГТГ

132 И. И. ШИШКИН - Е. А. ОЗНОБИШИНУ

[Петербург. Ноябрь 1881]

Милейший Егор Андре[евич]

От всей души благодарю тебя за сочувствие - ты хоть и далеко, но понял, какую я утрату понес. Если бы ты знал ближе, что это был за человек. Женщина, жена, мать и вме[сте] талант[ливая] художница. Друг и товарищ. Можешь себе представить, каково мое положение потерять такого драгоцен[ного] человека, я как не бодрюсь и мужаюсь, но тоска и обида судьбы гнетет и давит меня. Боже, если б ты видел все ее альбомы, рисунки, этюды и начатые картины - ты бы пришел в неописанный восторг - ничего подобного ни мы когда-то, ни теперешний художник не мог мечтать о том, что она сделала! Сердце замирает от боли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://i-shishkin.ru/ "I-Shishkin.ru: Шишкин Иван Иванович"