предыдущая главасодержаниеследующая глава

1869

Хвойный лес. Солнечный день. Масло.  1895. ГРМ
Хвойный лес. Солнечный день. Масло. 1895. ГРМ

95 И. И. ШИШКИН - Е. Э. ДЮККЕРУ

[Петербург. Март 1869]

Любезный и добрейший Евгений Эдуардович,

так, кажется, если не ошибаюсь

Премного Вам благодарен за письмо,

(Письмо Е. Э. Дюккера Шишкину от 6 марта 1869 г. находится в НБА АХ СССР, ф. 39, оп. 1, ед. хр. 10.) а особенно за фотографии, (Дюккер, видимо, выслал Шишкину фотографии с некоторых произведений, выставленных в Дюссельдорфе торговцем художественных произведений комиссионером Бисмейером.) некоторые из них очень хороши, как фотография, так и выбор фотографа прекрасны, как, например, (нрзб) вот эта (Рядом помещено два беглых очерченных наброска пейзажных композиций.) и (нрзб) № 107 и 131, да, вообще говоря, если станешь рассматривать внимательно, так все хороши и каждая полезна. Очень, очень я Вам благодарен, Евгений Эдуардович. И если Вам не составит большого труда и г. Бисмейер не откажет, то прошу Вас еще прислать. Деньги он получит, как только продадут рисунки, и Вы надеетесь, что они продадутся. Это было бы очень хорошо.

Живом мы здесь так себе, как Вы и знаете. Боголюбов работает теперь 2 большие картины Гибель фрегата Александр Невский. (В ноябре 1868 г. А. П. Боголюбов получил «высочайший заказ» написать картины, изображающие крушение русского фрегата «Александр Невский» у берегов Шотландии. Побывав на месте крушения, Боголюбов к весне 1869 г. исполнил две картины: «Выход на берег из бурунов вел. кн. Алексея Александровича и его свиты» и «Молебствие после крушения». Отчет Имп. Академии художеств за 1868-1869 гг. (1870, с. 51).) Картины идут замечател[ьно] хорошо. Васильев получил первую премию на конкурсе, и его Общество отправляет в Дюссельдорф на 3 или 4 года. А нынешнее лето его берет с собой граф Строганов в Крым и на Кавказ, а осенью он поедет в Дюссельдорф. (Поездка Ф. А. Васильева в Дюссельдорф не состоялась. Лето и осень 1869 г. он провел в имениях П. С. Строганова.) А я не знаю, удастся ли мне еще раз побывать в Дюссельдорфе? Да, вот что: г. Борисовский просил Вас справиться, где картина Андре Ахенбаха Мельница, помните, мы ею восхищались (у Шульте). (Шулъте - владелец художественного магазина в Дюссельдорфе.) Написана стереоскопически рельефно. Не из очень больших картин Ахенбаха. С утками на первом плане, сидящими под ивой,- вот что-то в этом роде. (Рядом помещен беглый набросок картины.) Я хорошо не помню. Борисов[ский] просит узнать, где она и в котором году была выставлена. Шульте, я думаю, знает. Борисовский заказал Андре Ахенбаху картину, воздух для которой просил его написать с фотографии. Андрей этого не исполнил, то Бори[совский] послал фотографию Освальду (Ахенбах Освальд (1827-1905) - немецкий живописец. Пейзажист. Брат А. Ахенбаха. Профессор Дюссельдорфской Академии художеств (1863-1872). С 1861 г. - почетный вольный общник Петербургской Академии художеств.) и просил его написать. Так ему фотография воздуха нравится. (Следующая фраза - «Большой чудак этот Борисовский» - зачеркнута.)

У Вас мороз, а у нас тепло, но далеко еще не весна. Прощайте. Желаю всего хорош[его]. Остаюсь уважа[ющий] Вас Иван

Шишкин.

96 Ф. А. ВАСИЛЬЕВ - И. И. ШИШКИНУ И Е. А. ШИШКИНОЙ

Село Знаменское. Август [1869]

Многоуважаемый и любимый от всей души Иван Иванович И милая Женя, я так обременен благодарностью за ваши письма, что решительно не знаю, как и благодарить. Вам, Иван Иванович, я изъявляю свою благодарность просьбою но трудиться писать более, а Жене, напротив, продолжать, потому что каждое письмо от вас приносит мне много удовольствия. Последнее ваше письмо я получил 8 августа (отправлено из Петербурга 31 июля). Всех писем я получил от вас три, а именно: 1-е от 22 июня, 2-е - от 16 июля и 3-е, т. е. последнее,- от 31 июля. Деньги Мамаше я уже давно послал, так что они должны быть теперь у ней. Кстати, я сам не знаю, сколько Мамаша получила моих писем, я писал, кажется, уже 6 раз, считая одно письмо из Козлова (По дороге в имение Знаменское Тамбовской губернии.) и одно Александру Сергеевичу. (Нецветаев Александр Сергеевич - штаб-ротмистр кирасирского полка, впоследствии полковник. Художник-любитель. Вместо с И. В. Дмитриевой был восприемником первой дочери Шишкина - Лидии.) Очень рад, Иван Иванович, что Вы пишете две картины, на выставку, я думаю, вы не соберетесь. (На академической выставке 1869 г. экспонировались следующие произведения Шишкина: «Речка Лиговка в деревне Константиновке» (принадлежала Н. Д. Быкову), «Лесной ручей» (местонахождение неизвестно), «Полдень» («Полдень. В окрестностях Москвы») (ГТГ), «Сумерки (Лес вечером)» (Рыбинский художественный музей).) А я тут так мало сделал, что просто срам, да и нельзя было много сделать, во 1-х, жары такие, что работать нет сил, а во 2-х, ветер, который здесь зовут помором, дует уже пять недель. Это чисто южный ветер, который в один день в состоянии испортить пшеницу и другие хлеба, что он и сделал, а иначе урожай был бы превосходный. Дожди у нас шли всего 12 раз, по часу и не более, так что вся степь пожелтела и высохла до того, что трава ломается под ногами. Если в Хотени погода будет скверная, то привезу очень, очень мало этюдов и рисунков. Женя пишет, что у Иванова нашелся покупатель на мою картину, (Неизвестно, о какой картине идет речь.) который дает 200 р[ублей]. Если бы я не был должен Иванову и на выставку, то я отдал бы ее, пожалуй, но так как из этих двухсот руб[лей] придется отдать сто шестьдесят, то из-за сорока рублей не стоит. Еще за триста руб[лей] ее отдам и даже с удовольствием, тогда мамаше хоть что-нибудь придется. Если Коля (Фролов Николай Николаевич - сын царскосельского полицеймейстера, служил в Умани, в 12-м Ахтырском гусарском полку аудитором. Товарищ детства Ф. А. Васильева.)хочет писать ко мне, я не прочь совсем, но только сообщи ему, что я не имею похвальной привычки отвечать моим приятелям, уже потому, что ничего необходимо нужного для передачи нет, а во-вторых, потому, что очень трудно сидеть над бумагой и выдумывать, чем бы занять приятеля. Желаю ему поскорей перетаскать на груди и плечах все знаки верности и отличия, выдаваемые из капитула российских орденов очень аккуратно. Всем моим знакомым поклон, а коим и по два. Я думаю, что вы еще успеете, если будете так добры, написать мне до отъезда еще хоть одно письмо. Я с ними едем отсюда 1 числа сентября утром. (Я говорю вы напишите, вовсе не принимая в расчет Вас, Иван Иванович). Женя, ты пишешь, что артельные переехали на другую квартиру, на Биржу, так, пожалуйста, добрая Женя, напиши, если будешь писать, там ли будут у них пятницы? (Видимо, Васильев имеет в виду не пятницы, а четверги, как назывались рисовальные вечера Петербургской Артели художников, которые устраивались в 1869 г. на квартире А. И. Корзухина в доме № 12 по Невскому проспекту.) Якову Михайловичу и Евгении Ивановне (Иконников Яков Михайлович (1837-1881) - живописец. Учился в Академии художеств (1858-1868). В 1869 г. получил звание учители рисования в гимназиях. Иконникова Евгения Ивановна - его жена, болевшая туберкулезом и в связи с этим в 1871 г. выехавшая в Крым, где вскоре скончалась.) поклон и уверение в том, что коньки не осиротеют и нынешней зимой, и что еще не один двугривенный останется в мошне Демидроновского казначея. (Ф. Васильев с Иконниковыми катался па коньках в Демидовском саду в Петербурге.)) Всего приятнее мне слышать, что вы все, и малые и большие, здоровы. Живу я здесь по-прежнему так же хорошо. У нас это время гостили Васильчиков (Васильчиков Александр Алексеевич (1839-1890) - гофмейстер двора, почетный член Академии художеств, директор Эрмитажа (1879-1889).) и Плещеев, (Плещеев Алексей Николаевич (1825-1893) - поэт.)) два туза, один червонный, а другой бубновый. Я довольно часто хожу и езжу на охоту на дроф, верст за 30, но убить мне еще ни одной не удавалось, это ужасно трудно, в этих степях только одну дрофу убил Лейхтенбергский (Романовский Сергей Максимилианович, герцог Лейхтенбергский (1849-1877) - князь, почетный любитель Академии художеств с 1869 г.) в прошлом году. Если бы ты видела, Женя, степь! Я до того полюбил ее, что не могу надуматься о ней; и когда я езжу туда охотиться, то, Иван Иванович, ужаснитесь и выругайтесь хорошенько, забываю всякие этюды. До отъезда я еще вероятно напишу вам.

Целую мою племянницу (28 февраля 1869 г. у Шишкиных родилась дочь Лидия (ум. 1926), в первом браке Ридингер, во втором - Шайкович.) и желаю ей поскорее вырасти до корсета. Остаюсь глубоко любящий и помнящий вас обоих постоянно и брат, и шурин, и что хотите.

Ф. Васильев.

97 Ф. А. ВАСИЛЬЕВ - И. И. ШИШКИНУ И Е. А. ШИШКИНОЙ

Хотень. Октябрь [1 или 2] 1869

Многоуважаемый Иван Иванович и милая Женя!

Благодарю, что изредка пишете мне письма, а то я ничего не знал бы, что у вас творится. Поцелуйте мою Лидку, (Дочь Шишкина.) да не позволяйте ей хворать - это от вас зависит. Очень хочется мне поскорей приехать в Петербург, в нем теперь бьется художественный пульс. Каюсь перед Вами, Иван Иванович! Я не думал, что Вы успеете кончить свои вещи, а Вы еще и два рисунка успели сделать! (В 1869 г. Шишкин исполнил тушью и пером следующие рисунки: «Болото на Петровском острове» (местонахождение неизвестно), «Аллея Летнего сада» (ГРМ), «Дорога в лесу» (ГТГ) и «Лес» (Музей латышского и русского искусства). Из них два первых экспонировались на академической выставке.) (Если б Вы видели, какую я скорчил постную рожу, вспомнивши, как сам много сделал!) Ради бога, напишите про выставку Академии, да уж кстати и о постоянной, да о Григоровиче два слова. Жив ли он? Я ему написал письмо и граф (П. С. Строганов.) тоже, да только нет ответа. Ты, Женя, написала мне коротенькое письмо, я вам еще короче, просто не знаю, что писать, но не оттого, что нечего, а оттого, что уж очень много. Поклоны знакомым. В Петербурге буду числа 20. Целую вас всех очень крепко и желаю поскорее увидеться.

Остаюсь любящий вас всей душой

ваш брат и шурин

Васильев.

1-е или 2-е октября, но знаю.

Р. S. Если это письмо, вследствие чернил, останется непроницаемой тайной, то вините моего человека, который, убирая мои комнаты, в видах пополнения истраченных чернил, долил их водою.

98 П. М. ТРЕТЬЯКОВ - И. И. ШИШКИНУ

Москва. 25 октября [18]69

Милостивый государь Иван Иванович!

В сентябре был я в Петербурге только один день, на выставке Вас не встретил, а зайти не успел, рассчитывал в конце октября опять быть в Петербурге, но теперь, по случаю затруднительного переезда, едва ли скоро попаду, потому покорнейше Вас прошу сообщить мне, продана Ваша картина «Полдень» («Полдень. В окрестностях Москвы».) или еще нет? И в таком случае, неугодно ли Вам будет уступить мне ее за 300 р[ублей]? Ожидая Ваш ответ, с глубочайшим почтением имею честь быть.

Вашим, м[илостивый] г[осударь], покорнейшим слугой

Павел Третьяков.

99 П. М. ТРЕТЬЯКОВ - И. И. ШИШКИНУ

Москва. 5 ноября [18]69

Милостивый государь Иван Иванович!

Письма Ваши получил оба. (Упоминаемые письма Шишкина к Третьякову не обнаружены.) Сегодня только могу написать Вам. Был болен, не вставал с постели. Прилагаю Вам при сем перевод в ст. 300, по которому Вы немедленно получите деньги. Картину прошу уложить и хорошо запаковать, обшить на Ваш счет и отправить ее через контору «Надежда» (через Динабург и Орел) на мой счет, т. е. за перевоз и страховку я заплачу в Москве.

Примите уверение в моем глубочайшем почтении и преданности.

Ваш покорный слуга П. Третьяков.

100 И. И. ШИШКИН - П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

Питер. 9 ноября 1869

Милостивый государь Павел Михайлович!

Вексель Ваш я получил б ноября, за что Вам очень благодарен. Я очень рад, что картина моя попала к Вам, в такое богатое собрание русских художников. Картина, хорошо упакованная, пошлется сегодня или завтра. Остаюсь с истинным почтением и имею честь быть Ваш покорный слуга

Иван Шишкин.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://i-shishkin.ru/ "I-Shishkin.ru: Шишкин Иван Иванович"